«Иннина радуга». Памяти педагога-художника И.С. Фрейдлиной

«Иннина радуга» – так мы назвали выставку в нашем зале «Вернисаж в Ружейном».  Она открылась 18 октября. Прошло сорок дней со дня преждевременного, неожиданного ухода Инны Самуиловны Фрейдлиной – художника, педагога, большого друга нашей библиотеки, руководителя народной изостудии «Радуга».



С «Радугой» нас связывали годы сотрудничества. С первой выставки в 2001 году было вместе прожито и пережито немало выставок-событий: «Мир вокруг нас», «Ах, мой милый Андерсен», «Совушка – сова, большая – голова», «Нынче Муха-Цокотуха – именинница», «Иллюстрирую любимую книгу», «Все краски мира в детском рисунке», «А всё-таки – классика!», «Рисуем рифмы! Иллюстрации к современным детским поэтам», «В заповедных и дремучих…, или Мифологические и сказочные существа глазами читателей-художников», «На златом крыльце сидели царь, царевич, король, королевич, сапожник, портной…, или Рисуем средневековый город».

 


Нам подумалось, что добрым знаком памяти об ушедшем учителе может стать выставка работ учеников. Выставку помогли организовать друзья Инны Самуиловны – искусствовед, поэт Вера Калмыкова и педагог-художник Ольга Лагранж.



На выставке работы выпускников студии «Радуга» разных лет, работы художников-друзей. Есть работы нынешних студийцев, отобранные для выставки в детской библиотеке № 90. Выставка должна была открыться осенью.

 


Есть работы самой Инны Самуиловны – тонкие акварельные пейзажи и батики в приглушённых тонах. Она была прекрасным художником, но предпочла «раствориться» в своих учениках.

 

Памяти Инны Фрейдлиной


(23.01.1947 — 9.09.2013)

 


Первый день без тебя был совсем по-особому светел,

после стольких недель затяжных невесёлых дождей.

А закат был воздушной мистерией в солнечном свете.

Ты его наблюдала с высоких своих этажей?


Ты была так щедра, что уход не меняет условья:

всё, что дорого нам, навсегда остаётся при нас.

Это место не пусто — заполнено нашей любовью.

Только рук твоих больше не будет, и смеха, и глаз.


Ты ушла, мы остались, но мы и по смерти едины,

нам ли сетовать, мол, слишком рано положен предел.

И любимые люди, как белые, белые льдины,

уплывают, сверкая, покачиваясь на воде...


Вера Калмыкова

11 сентября 2013

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Valid XHTML 1.0 Transitional CSS ist valide!