«Танец мотыльков над сухой Землёй» - М. Москвина

Эта библиотерапевтическая история произошла со мной в последние дни августа, когда стояло ещё календарное лето, а в реальности и в душе началась осень. Предчувствие осени, вернее, конец лета переживаю остро и тяжело.

 

Пережить-таки этот переход из лета в осень на этот раз мне помогла новая книжка Марины Москвиной, очень вовремя мне подвернувшаяся. Как всё это произошло, я написала Марине Москвиной, с которой мы знакомы ещё со времён Дома детской книги, куда мы приходили обе. Она –– как начинающий писатель, а я – как библиотекарь, оказавшийся после нескольких лет работы со взрослыми в детской библиотеке.

 

Привожу переписку с автором.

 

 

Марина дорогая!


На днях плетусь в состоянии отчаянья (потому что кончается лето) на работу. И тут мне внутренний голос: "Таня! Спустись в книжный" (он у нас в подвале рядом с метро "Октябрьское поле").


Спускаюсь, а там меня ждёт "Танец мотыльков над сухой Землёй". Мне для счастья было уже одного названия достаточно.


Читала, ржала, грустила, улыбалась, думала о смысле ЖИЗНИ и величии БЫТИЯ.


Отдельное спасибо за Сергея Михайловича Бархина - мы с ним плющихинские знакомцы. Он наш - из 31 школы, где нынче Хамовнический суд. Скоро должна появиться на свет его книга пьес и прозы.


Одним словом, СПАСИБО!


Доброй осени,

 

с любовью ТаРу

Танечка, любимая!


Такой вот "танец мотыльков" и пишешь, наверное, для подобного момента, чтобы уникального понимания и со-чувствия Рудишиной внутренний голос произнес: давай спускайся в подвальчик - и она Его услышала - с утра пораньше! Мать честная! Это ж фантастическая история! :))


Чтобы дорогая моя, золотая Рудишина встретилась бы со всеми теми, по кому мы страстно тоскуем и скучаем - живыми, молодыми, не сменившими "весёлую печаль на чёрную печаль", с нашей собственной юностью и влюблённостью, какой-то необъяснимой лёгкостью...  И, получается, огромной и вечной любовью, в которую это все превратилось.


Спасибо тебе за такое хорошее письмо. Я его счастлива получить -  аж прямо с утра сквозь тучи воссияло солнце.


А мы вчера с Лёней открывали его выставку, посвященную Казимиру Малевичу в Крокин-галерее на Большой Полянке, 15.


Будет время-желание - загляни, она получилась глубокая и сильная. Вот про нее - в "Новой" http://www.novayagazeta.ru/arts/54296.html


Тань, целую!


И тоже очень люблю.

 

 

Москвина М.Л. Танец мотыльков над сухой Землёй. – М. : Эксмо, 2012. – 384 с.


Из аннотации:


Новая книга Марины Москвиной сочинялась не один или два года, а целую жизнь, – писатель тридцать лет собирала, как драгоценности, складывала в шкатулку памяти удивительные, странные, смешные и грустные случаи из своей и, получается, нашей жизни. И вот эта книга перед вами, как бабочка из Амазонии, отправляется в полёт, её крылья-страницы украшены причудливым узором притч, анекдотов и случаев.


Эта книга – побратим «Соло на ундервуде» Довлатова и сестра «Случаев» Хармса, созданная не только писателем Москвиной, но самой жизнью со всей её абсурдностью, странностью и весёлой печалью.

 

 

А вот так выглядит форзац книжки. И становится ясно, из какого сора…


Героем историй частенько выступает художник Леонид Тишков. На обложке его иллюстрации: голый человек на голой Земле собирает метеориты в мешок. В жизни художник – муж Марины Москвиной:

 

– Я ел вишни и задумался о смерти, – сказал Лёня. – Во вкусе вишни есть ощущение быстротечности жизни.

 

 

Некоторые истории про наших любимых писателей:

 

Докладываю радостно Седову, что по моему письму его рукопись включили в Федеральную программу, теперь дадут деньги на издание, выйдет книга.


Седов – с негодованием:


–Кому ты рассказываешь об этом?! Нет, ты соображаешь? Если ты заглянешь ко мне в душу, ты увидишь, что там горит костёр, и на этом костре горят книги, все до одной, в том числе и моя!!!

 


Мне особенно нравится Люся (мама Марины):

 

Я – Люсе, нежно:


– Ты моя Полярная звезда…


– А вы – мой Южный крест, – отвечает Люся.

 


Ещё есть замечательный папа Лев:

 

Мой папа Лев ждёт меня около Театра Ермоловой. Там начинается спектакль по пьесе Теннеси Уильямся в переводе Виталия Вульфа, друга Льва. Виталий Яковлевич выходит на улицу раз, второй, меня всё нет, папа злится, я опаздываю на полчаса по техническим причинам, короче, наш поход в театр полностью проваливается. Лев встречает меня разъярённый и произносит в великом гневе – чистым ямбом:

 

– К чему привёл богемный образ жизни –

Вне времени, пространства… и зарплаты!

 

 

А вот Марина с её жизнеутверждающим юмором:

 

Позвонили из Союза писателей и спрашивают – какого я года рождения?


– А то у нас тут написано – 1854!


– Так и есть, – я им ответила.


Не стала разочаровывать.

 

 

 

Т.В. Рудишина

 

 


 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Valid XHTML 1.0 Transitional CSS ist valide!