Яндекс.Метрика

Про улитку - авторские тексты

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Д. Биссет


Про улитку Оливию и канарейку

 

 

Тысячу  лет  назад,  когда  король  Типперерии  был  ещё совсем молодой, в королевском саду в золотой клетке жила певунья канарейка.

Её так  и  звали  -  Певунья.  И  вот как-то раз во время завтрака - а на завтрак  у  неё были кукурузные хлопья с молоком - она поторопилась, и хлопья застряли в горле, так что она чуть не задохнулась и ужасно раскашлялась:

- Кх-кх, кх-кх!

Так громко, что улитка Оливия, жившая в другом конце королевского сада, не на  шутку  перепугалась и поспешила через весь сад похлопать Певунью по спине, чтобы она перестала кашлять.

Но  сначала  Оливия  написала записку маме и сообщила, куда идет. И только потом  отправилась  в  путь.  Весь  день  над головой палило солнце, но улитка храбро  ползла вперёд. И наконец в сумерки добралась до клетки, в которой жила Певунья.

- Кх-кх, кх-кх, - кашляла бедняжка Певунья.

Оливия  изо  всех  сил  похлопола  её  рожками по спине, кукурузные хлопья выскочили из горла, и Певунья сразу перестала кашлять. Как хорошо! На радостях она открыла клюв и запела.

Лучшей  песни  Оливия  в  жизни  не  слышала!  С этого дня улитка Оливия и канарейка стали большими друзьями и чуть ли не каждый день ходили друг к другу в гости.

 

 

 

 

К. Чуковский


Храбрецы

(Английская песенка)



Наши-то портные
Храбрые какие:
«Не боимся мы зверей,
Ни волков, ни медведей!»
А как вышли за калитку
Да увидели улитку
-
Испугалися,
Разбежалися!
Вот они какие,
Храбрые портные!



Я. Аким


Улитка


Улитка-улитка,
Шагаешь ты не прытко:
От калитки до меня
Проползёшь четыре дня.

 

 

С. Маршак


Храбрецы



Однажды двадцать пять портных

Вступили в бой с улиткой.

В руках у каждого из них

Была иголка с ниткой!

Но еле ноги унесли,

Спасаясь от врага,

Когда завидели вдали

Улиткины рога.

 


С. Маршак


Улитка


Эй, улитка,

Высунь рожки –

Дам я грошик

На лепёшки.

Пятачок –

На табачок.

Высунь рожки

Хоть разок!

А. Усачёв


Улитка



Дождик лил как из ведра.

Я открыл калитку

И увидел средь двора

Глупую Улитку.

Говорю ей: -

Посмотри,

Ты ведь мокнешь в луже.

А она мне изнутри:-

Это ведь снаружи...

А внутри меня весна,

День стоит чудесный! –

Отвечала мне она
Из скорлупки тесной.

Говорю: - Повсюду мрак,

Не спастись от стужи!
А она в ответ: - Пустяк.
Это ведь снаружи...

А внутри меня уют:

Расцветают розы,
Птицы дивные поют
И блестят стрекозы!

- Что ж, сиди сама с собой! -

Я сказал с улыбкой.
И простился со смешной
Глупенькой Улиткой.

Дождь закончился давно.

Солнце - на полмира...
А внутри меня темно,
Холодно и сыро.


 


Кобаяси Иссы



Тихо, тихо ползи, улитка,
по склону Фудзи,
вверх до самых высот!

А. Усачёв


Приглашение улитке



Послал я приглашения:
«Сегодня, ровно в шесть,
С ужасным нетерпением
Вас жду на День рождения...
Пирог клубничный есть!».

Друзья явились точно в срок:

Был съеден праздничный пирог
И выпиты напитки.
Пришли жираф и носорог,
Влетели сразу семь сорок...
Лишь не было улитки.

Она вползла через три дня

С букетом незабудок:
«Мой друг! Прошу простить меня –
Я шла к вам трое суток...
И вам вручить букет спешу.
Спасибо! До свидания!
Но в следующий раз прошу
Позвать меня ЗАРАНЕЕ!».




Л. Улицкая


Улитка


Ползла, ползла улитка
По склону
Фудзиямы.
Видала
Фудзияму,
Да не видала
Ямы.
Прислала телеграмму:
Предупредите
Маму,
Прекрасен вид из ямы
На почву
Фудзиямы.

И. Лагерев


Все на Улиткомобиль



И вовсе не сказка. Не сказка, а быль –

Есть транспорт прекрасный – Улиткомобиль.

За сорок минут, без содействия ветра,

Пройдёт он маршрут – тридцать три сантиметра

От Шишки Сосновой сквозь частый орешник

И до остановки – Большой Сыроежки.

Потом – разворот, и до Шишки Сосновой

Улиткомобиль отправляется снова.

Причём многократно туда и обратно

Своих пассажиров везёт он бесплатно,

А это приятно, совсем не пустяк,

Когда многократно везут вас «за так».

Катаясь на транспорте можно успеть

Практически всё

(всё-всё-всё)

Рассмотреть.

А коль опоздаете вы к отправленью

(Ну, зонтик забыли и банку варенья)

То вовсе не следует горько рыдать,

Поскольку легко этот транспорт догнать.

Ещё я замечу и плавность движенья,

И то, что на нём не страшны столкновенья…

Всё это существенно. Спорить не станет

Любой, кто летал на Кузнечикоплане.


И. Лагерев


Про Улитку



Устала ужасно, промокла до нитки,

Ползёт по дороге большая Улитка.

«Простите, Улитка, - спросил я несмело –

Какое у Вас неотложное дело?

Вы мне извините моё любопытство,

Куда Вы изволите так торопиться?»

Вздохнув тяжело, мне Улитка сказала:

«Я домик недавно в лесу потеряла.

Я в нём засыпала, вставала под утро.

Он был так прекрасен! Весь из перламутра!

Ни мал, ни велик, но примите на веру,

Что он мне как раз подходил по размеру.

И вот, я его потеряла в лесу…

Я этого, право, не перенесу!»

«Не плачьте, не плачьте, - сказал я Улитке

Ужасно уставшей, промокшей до нитки, -

Мы домик, поверьте, отыщем легко,

Ведь Вы не могли отойти далеко»

И, правда! Вблизи на  берёзовой ветке

Висел он, прилипнув к обёртке конфетки!

И даже в дождливое, хмурое утро

Он был так прекрасен, весь из перламутра.

Ни мал, ни велик, но примите на веру,

Что он ей как раз подошёл по размеру.

Улитка, конечно, рыдать перестала,

Раз двадцать, примерно «спасибо» сказала.

Прощаясь, склонила красивую спинку

И мне подарила, на память, травинку.

Спи маленький, спи мой хороший, спи сладкий,

А эта травинка нам в книжке – закладка.

И. Пивоварова


Улитка



В домике круглом,
В круглом
Окошке
Грела улитка
На солнышке
Рожки.

Грела улитка
На солнышке рожки,
И разморило
Улитку
Немножко.

Вот потянулась
Лениво улитка,
Вот затворила
Улитка
Калитку,
Спрятала ключ
И отправилась
Спать
В самую круглую
В мире
Кровать.

 

 


В. Райберг


Большие гонки



Сегодня в июньском саду тарарам,
Распахнута настежь калитка,
Спешит черепаха по срочным делам,
Вдогонку за нею – улитка.
А скорость такая – вовек не догнать,
Мелькают моря и столицы,
И вот, наконец–то, мы можем понять:
Что скорость не знает границы.



Г.  Розенберг


Улитка свой рюкзак несёт
И в нём сама же и живёт.
Как хорошо быть с рюкзаком,
В котором твой уютный дом.
Твоя кровать и старый плед,
Твое трюмо и туалет,
Свеча в вечерней темноте,
Плита. И чайник на плите.
Огонь в печи. Дрова в огне.
И стол, и стул, и свет в окне.
Забор, стена и дверь в стене.
Все на улиткиной спине.

Прекрасный вид из окон,
Но... очень одиноко.

Д. Дмитриев


Улитка



Садовые маргаритки
Послали летом улитке
Письмо на красивой открытке,
Где так написали они:
«Садовые маргаритки
Скучают по милой улитке,
Ждут в гости её у калитки
На все выходные дни».
Пришёл к ним ответ от улитки:
«Прекрасные маргаритки,
Надеюсь до вашей калитки
Я очень скоро дойду.
Я сильно по вас скучаю,
Несу шоколадку к чаю,
И буду у вас, обещаю,
Не в этом, так в новом году».


Г. Дядина


Задача


Однажды улитка решала задачу.
Мы ей не мешали.
Мы строили дачу.
Когда мы построили дачу уже,
Попили чайку на седьмом этаже,
Покрасили новый заборчик с калиткой,
Полили каштан, что взошёл под улиткой,
Собрали каштаны,
Сложили в корзине
И жарили целую зиму в камине,
Вязали носки и пуховые шали,
Задачу улитке решать не мешали.
Ходили всё лето в поход вокруг света
И в Африке были три раза за лето,
Три раза на чай заходили к слону,
А после решили махнуть на луну,
Оттуда в трубу мы смотрели на дачу,
На то, как улитка решает задачу,
И думали мы удивленно с луны
О том, как улиткины мысли длинны.
Как много всего совершается в мире,
Пока дважды два переходит в четыре!

Ф. Г. Лорка

Как улитка отравилась 
путешествовать и кого она встретила в пути
 
Воздух тихого утра
как-то по-детски нежен,
протягивают деревья
руки свои к земле.
Колеблющимся туманом
покрылись поля и посевы,
и в воздухе ткут шелковинки
пауки для своих сетей -
сверкающие дорожки
на голубом стекле.
 
А рядом, под тополями,
ручей, напевая песню,
по зеленой траве бежит,
и мирная улитка,
мещаночка с тропинки,
смиренная простушка,
глядит на широкий мир.
Вокруг тишина
безмятежна.
Улитка вздохнула украдкой
и, бросив дом и хозяйство,
тронулась в путь-дорогу,
чтоб край тропинки увидеть.
 
Ползёт себе странница наша
и вот набрела на место,
где плюш по земле разросся,
вплетаясь в крапиву. Чинно
сидели там две лягушки,
на утреннем солнце грея
свои старушечьи кости.
 
- Все эти новые песни, -
ворчала одна лягушка, -
поверь, ни гроша не стоят!
- Подруга, - ей отвечала
другая лягушка, слепая
и сильно помятая с виду, -
когда я была девчонкой,
я верила: бог услышит
когда-нибудь нашу песню
и сжалится он над нами.
С тех пор прожила я долго
и уж ни во что не верю
и петь совсем перестала...
 
Так жаловались лягушки
и милостыню просили
у резвого лягушонка,
который с нахальной миной
прыгал рядом по травке.
 
И вот перед тёмным лесом
улитка остановилась.
Хочет кричать. Не может.
Лягушки к ней подскочили.


- Бабочка это, что ли? -

спросила слепая лягушка.

 - Ты разве не видишь рожки? - 
подруга ей отвечала. -

Это улитка. Скажи нам,

 улитка, ты издалёка?  

 

- Живу я не очень близко

 и хочу домой поскорее.

 

- Улитки очень трусливы, -

 сказала слепая лягушка.

- Умеешь ты петь? - Не умею, -

 улитка в ответ. - А молиться?


- Меня не учили, нет.

 - А в вечную жизнь ты веришь?

- А что это?

 - Это значит

жить вечно в реке прозрачной

 с цветущими берегами,

где много прекрасной пищи.


- Да что вы? А мне говорила

покойная бабушка в детстве,

что я после смерти буду

ползать по нежным листьям

самых высоких деревьев.


- Еретичка была твоя бабка! 
Мы говорим тебе правду,
 
а не веришь - заставим верить!
-
 разбушевались лягушки.
 
- Зачем я ушла из дому?
-
плачет улитка.-
Я верю в вечную жизнь, конечно,

вы правы... -

Тогда лягушки

задумчиво удалились,

а наша улитка в страхе

поспешила в лес углубиться.



Две нищенки, две лягушки 
застыли подобно сфинксам.
Одна из подруг спросила:
- Ну, в вечную жизнь ты веришь?
- Не верю, - ответила грустно
слепая больная лягушка.
- Зачем мы тогда улитке
сказали, что надо верить?
- Затем, что... Сама не знаю, -
вздохнула слепая лягушка, -
я не могу без волненья
слышать, как наши дети
квакают, сидя в канаве,
и призывают бога...

 
А бедная улитка
вернулась назад. Тропинка
пустынна. Горячий ветер
застыл в тополях высоких.
 
И тут повстречалась улитка
с красными муравьями,
они, суетясь и толкаясь,
тащили полуживого
муравья, у которого сильно
переломаны усики были.
Воскликнула наша улитка:
- Мурашеньки, остановитесь!
За что наказать хотите
вашего бедного братца?
Расскажите мне, что он сделал?
Я вас рассужу справедливо.
Ты сам расскажи, не бойся.
 
Тогда муравей полумёртвый
сказал тихонько и грустно:
- Я, знаете, видел звёзды.
- Звёзды? Что это значит? -
кричат муравьи возмущенно.
Да и улитка тоже
спросила задумчиво: - Звёзды?
- Да, - муравей отвечает, -
я видел звёзды, поверьте.
Я поднялся высоко,
на самый высокий тополь,
и тысячи глаз лучистых
мою темноту пронзили. -
Тогда спросила улитка:
- Но что же такое звёзды?
- А это огни, что сияют
над нашею головою.
- Но мы их совсем не видим!
сердясь, муравьи возражают.
А улитка: - Слаба я зреньем,
вижу не выше травки. -
Тогда муравьи вскричали,
усиками вращая:
- Тебя мы убьём. Ленив ты
и развращён. Ты должен
трудиться, не глядя в небо.
 
- Звёзды я видел, звёзды, -
раненый им отвечает.
Тогда изрекла улитка:
- Оставьте его, идите
своею дорогой, братья.
Наверно, ему недолго
жить на земле осталось.
 
 Пчела пролетела, разрезав
медовыми крыльями воздух.
Муравей, умирая, дышит
свежей вечерней прохладой
и шепчет: - Пришла ты за мною,
унеси меня к звёздам, пчелка.
 
Видя, что он уже умер,
муравьи разбегаются в страхе.
 
Улитка, вздохнув украдкой,
прочь поползла в смущенье,
словно пред ней раскрылась
вечность на краткий миг.
- Нет у тропинки края,
верно, ведет она к звёздам, -
восклицает она печально. -
Только мне до них не дойти.
Уж больно я неуклюжа,
мне лучше о звеёздах забыть.
 
Туман висит над полями,
и солнце лучом дрожащим
по колокольням дальним
под вечерний звон скользит.
А мирная улитка,
мещаночка с тропинки,
в смущенье, с тоскою странной,
глядит на широкий мир.


 

Р. Лавлейс


(перевод М. Я. Бородицкой)


Улитка

 


Образчик мудрости несложной,
Сама себе приют надёжный,
Улитка! научи меня
Спешить, спокойствие храня.
Евклида в сжатом изложенье
Передают твои движенья:
Вот предо мною точка - вдруг
Она описывает круг,
Вот контур плавного овала,
Квадрат и ромб нарисовала,
Вот провела диагональ,
Прямую линию, спираль...
Ещё до солнца из темницы.
Выходишь ты, как луч денницы,
Покинув хладную постель,
Как Феб - морскую колыбель;
Твои серебряные рожки
Мерцают ночью на дорожке
Пред тем, как медленно взойдет
Двурогий месяц в небосвод.
Как мне назвать тебя? Какая
В тебе загадка колдовская?
Праматерь всех существ иных -
Воздушных, водных и земных -
Тебя чурается Природа:
Твой способ продолженья рода
Ей страшен! Ты себе самой -
Дитя и мать, и муж с женой,
Зародыш собственного чрева
И старая горбунья-дева...
Когда спокойно всё вокруг -
Ты из себя выходишь вдруг,
Но чуть кусты зашелестели -
Скрываешься в своём же теле,
В живом жилище роговом,
В прохладном склепе родовом.
Продолжим. Уподобить впору
Тебя разумному сеньору,
Что коротает дни свои
Без лишних трат, в кругу семьи
И в стенах замка, а к знакомым
Коль наезжает - то всем домом:
Так скифы, собираясь в бой,
Везли свой город за собой.
Когда по веткам в день дождливый
Вершишь свой путь неторопливый,
Ты тянешь нити серебра
Из влажной глубины нутра
И оставляешь светлый след -
Как будто лес парчой одет.
Ты - храма древнего служитель
Или монах, последний житель
Монастыря; и жребий твой -
Кружить по стрелке часовой
Под сводом здания сырого,
Жевать салат, постясь сурово,
Да четки слез низать тайком,
Прикрывшись серым клобуком.
Настанет срок - и в келье тесной
Ты погрузишься в сон чудесный:
Природа, мудрый чародей,
Тебя растопит в колбе дней;
Ты растечёшься, растворишься,
И постепенно испаришься,
Как бестелесная вода
Или упавшая звезда.

 

 

 

 

 

 

 

Пьер-Жан Беранже


(Перевод Вс. Рождественского)


Улитки




С квартиры выгнан, по полям
Скитаюсь я, связав пожитки.
Присел передохнуть, а сам
Смотрю, как ползают улитки.
О, как чванливы, как жирны
Вы, слизняки моей страны!
 

Вот эта - очень уж жирна 
-
Мне крикнуть хочет:
«Друг сердечный,
Проваливай скорей!»
(Она -
Домовладелица, конечно!)
О, как чванливы, как жирны
Вы, слизняки моей страны!
 
У раковины на краю
Приятно кланяться знакомым.
В ней буржуа я узнаю,
Своим гордящегося домом.
О, как чванливы, как жирны
Вы, слизняки моей страны!
 

Не надо ей дрожать зимой
И на квартиру разоряться.
Горит сосед - она домой
Сумеет вовремя убраться.

О, как чванливы, как жирны
Вы, слизняки моей страны!
 

Для скуки слишком неумна,
Не оставляя гордой позы,

Живя за счет других, она
Слюнявит виноград и розы.
О, как чванливы, как жирны
Вы, слизняки моей страны!
 

Напрасно свищет соловей, 
-
Зачем улитке птичье пенье?
Жирея в ракушке своей,
Она вкушает наслажденье.
О, как чванливы, как жирны
Вы, слизняки моей страны!
 

«Как, жить процентами ума,
Когда имеешь дом доходный?»
Улитка не сошла с ума.

Иди-ка прочь, бедняк голодный!
О, как чванливы, как жирны
Вы, слизняки моей страны!
 

Улитки - что ни говори 
-
Сзывают съезды по палатам,
И эта вот (держу пари!)
От правых будет депутатом.
О, как чванливы, как жирны
Вы, слизняки моей страны!
 

Не научиться ль ползать мне
И, всем друзьям своим в забаву,
Пройти в Сенат по всей стране
-По избирательному праву?
О, как чванливы, как жирны

Вы, слизняки моей страны!

 

 

 





 

 

 

 

 

{jcomments on}



 

Valid XHTML 1.0 Transitional CSS ist valide!