Яндекс.Метрика

Вслед за душой, взлетевшей над бездной

 

 

Н.М. Трифонова

 

ВСЛЕД ЗА ДУШОЙ, ВЗЛЕТЕВШЕЙ НАД БЕЗДНОЙ

 

Здравствуй, моя дорогая!

Извини, что несколько задержалась с ответом – увлеклась работой и счёт времени немного потеряла. Ты ведь помнишь, с каким скрипом я примерялась к «Году равных возможностей», как я пробовала то одно направление, то другое? Вначале решила сосредоточиться на правовой базе для людей с ограниченными возможностями, затем расширила  материал полезной для них информацией и хроникой года. Очень скоро выяснилось, что  с небольшими вариациями я повторяю ту работу, что делает наша 258 библиотека, ориентированная на эту тему. Кроме того, наличие у них консультирующего юриста и психолога, делает мою работу и вовсе вторичной. В какое время мне пришла в голову мысль собирать материал, касающийся непосредственно судеб инвалидов, сумевших преодолеть непреодолимое, точно сказать не могу. Может тогда, когда я прочитала про Виктора Сколенко, родившегося без рук, и сумевшего жить совершенно нормальной жизнью: воспитывать детей (жена умерла, оставив его с двухлетним ребёнком), работать в огороде, водить машину и пр. Заметь, дорогая, что Сколенко живёт в деревне, где и с руками-то не каждый управится с хозяйством. А может тогда, когда мне на глаза попался материал про Илюшу Попенова больного ДЦП, написавшего за четыре года  светлую повесть-сказку «День света», нажимая носом на каждую буковку клавиатуры. А может в другое время – ведь примеры таких удивительных судеб я могу приводить бесконечно. Ты знаешь, оказывается, вокруг нас так много людей, с которыми судьба обошлась ужасно несправедливо, их гораздо больше, чем я предполагала раньше. Иной человек находится в таком физическом состоянии, что просто ЖИТЬ  - для него уже огромное мужество. А они не просто живут, но и зачастую занимаются различными видами творчества. Конечно, уровень их произведений совершенно разный – кто-то работает профессионально, кто-то на любительском уровне, но роднит их всех такой оптимизм, такое светлое восприятие жизни, что диву даешься и стыдно делается за своё периодическое уныние.


Я взяла за правило, когда мне плохо, читать дневниковые записи колясочника Фёдора Нестеровича Дёмина – живёт в Тульской области такой художник, поэт и просто замечательный человек.  В одном из его стихотворений есть такие строчки:

«Не уйти от себя никуда.

Спорю яростно с немощью тела,

Поселилась беда навсегда…

А душа над бедою взлетела!»

И, знаешь, я чувствую себя в жизненных коллизиях  гораздо увереннее теперь, когда верю, что над бедою можно взлететь. И весь материал, что я тебе высылаю, яркое  подтверждение реальности этого полёта.


Дорогая моя,  я  пока отправляю  тебе часть моих наработок – посмотри их и обязательно напиши мне своё мнение. На мой взгляд, использовать их можно довольно разнообразно. Прежде всего – это почти готовый материал для беседы или литературного обзора. Мне тут подсказали дельную мысль, что при проведении бесед с детьми не надо акцентировать их внимание на  подробностях  медицинского диагноза и смерти, лучше поподробнее рассказать им о том, что человек сумел сделать и как преодолел себя.


Используя то, что я предлагаю, можно изготовить поименные буклеты и брошюрки, а можно и общий рекомендательный список литературы. Всё это пригодится и как самостоятельный раздаточный материал, и как дополнение к книжно-иллюстративным  выставкам. У наших читателей очень большой популярностью пользуется выставка «Преодоление», а буклеты мы регулярно подпечатываем – так их охотно разбирают. И из высказываний читателей видно, что материалы эти нужны и инвалидам, и здоровым людям. Зачастую, здоровым -  даже больше.


Словом, используй по своему усмотрению, и если тебе будет нужно – я ещё пришлю. Знаешь, чем больше я углубляюсь в эту тему, тем более интересной она для меня становится. А теперь у меня такое ощущение, что она меня просто-напросто не отпустит. Да я этого и не хочу. Моё мировосприятие очень изменилось с тех пор, как я познакомилась с целой плеядой таких замечательных, таких мужественных и целеустремленных людей. И я буду чувствовать себя виноватой и перед ними, и перед собой, если не внесу свою посильную лепту и не передам это знание дальше.


Пожелаю тебе удачи. Пиши, что у тебя получится.

 

 

 

Удивительные судьбы

Материалы для бесед с читателями среднего и старшего возраста

 

 

Агарков Николай

Род. 1958 г.

 

Что может делать человек, у которого нет ни рук, ни ног? Казалось бы, ничего: жизнь, ограниченная рамками одной комнаты, и полная зависимость от окружающих. Но это — не про Николая Агаркова. Инвалид с рождения (врачи в роддоме обнаружили у младенца вместо ручек и ножек  «разноразмерные останки бедер и плечей»), он стал замечательным художником, в галерее которого насчитывается более 500 полотен.

 

Налюдая за тем, как Николай Агарков  рисует, с трудом веришь, что это вообще возможно. Сидя на каталке у импровизированного мольберта и зажав карандаш или кисть локтями, он уверенными движениями прорисовывает каждую деталь. Картины у Агаркова тёплые и трогательные.

 

«Я с первых дней жизни ощущал себя обычным человеком, – делится воспоминаниями Николай, - но знал, что учиться жить мне придётся дольше, чем другим… Просто привык к положению вещей, плакать было некогда… Некоторым нравится поныть, нравится, когда его жалеют. Мне это никогда не было нужно, и люди понимали это и всегда общались со мной на равных. Спасибо родителям, они меня так воспитали».

 

Мария Васильевна, Колина мама, вспоминает, как тяжело было сдерживать себя и приучать ребёнка полностью обходиться без посторонней помощи. Зато теперь с гордостью говорит: «Он у нас всё умеет: и еду готовит, и уберёт в доме, если что-то сломается - починить сможет. Он у нас такой: что задумает - обязательно сделает. Не отступит, если с первого раза не получается». И, действительно, не отступает: с двух лет рисует, с пяти пишет, после окончания школы получил профессию бухгалтера-экономиста, работает по специальности, а всё свое свободное время посвящает живописи. Работы Николая Агаркова выставлялись на первом Международном фестивале творчества инвалидов, его персональные выставки прошли в ряде музеев Германии.

 

Несколько лет назад список увлечений Николая пополнился: он научился работать на компьютере. Теперь общается с новыми людьми в Интернете, узнаёт новости, осваивает новые программы. И это человек, у которого нет рук и ног! На вопрос  корреспондента АИФ Марины Агриомати о том, как же это у него получается, Николай с улыбкой ответил: «Молча. Считаю, что при необходимости любой инвалид с неповрежденным позвоночником сможет делать всё, что угодно. Прежде всего, нужно реабилитироваться в своём сознании, то есть правильно оценить своё положение и возможности. Каким ты покажешь себя в обществе, таким оно тебя и воспримет. Что я не могу из того, что могут другие? Пожалуй, только стихи писать. Но были б у меня ноги и руки, я бы и тогда поэтом не стал. А со всем остальным я в состоянии справиться. Так что мне жаловаться?».

 

Раскрытию темы поможет литература:

  • Агриомати, Марина. Что может человек без рук и ног? / Марина Агриомати // Аргументы и факты. – 2006. - №40. – 4 октября. – С. 12

И материалы сайтов:

 

 

Асадов Эдуард Аркадьевич

(1923 – 2004)

 

Война ворвалась в жизнь Эдуарда Асадова, едва он закончил обучение в школе. Не дожидаясь призыва, юноша пришёл в райком комсомола с просьбой отправить его добровольцем на фронт. Просьба эта была удовлетворена. Он был направлен под Москву, где формировались первые подразделения знаменитых гвардейских миномётов. С сентября 1941 года, когда был произведён первый залп по врагу и по май 1944 года Эдуард Асадов с честью и отвагой двигался по дорогам войны: Ленинград – Волховский фронт - 2-е Омское гвардейское артминомётное училище - Северо-Кавказский фронт - 4-й Украинский фронт – Крым. В перерыве между боями Асадов писал стихи. В мае 1944 года был тяжело ранен в боях за освобождение Севастополя и навсегда потерял зрение.

 

Впоследствии командующий артиллерией 2-й гвардейской армии генерал-лейтенант Иван Семёнович Стрельбицкий в своей книге об Эдуарде Асадове "Ради вас, люди" так напишет о его подвиге: "...Эдуард Асадов совершил удивительный подвиг. Рейс сквозь смерть на старенькой грузовой машине по залитой солнцем дороге, на виду у врага, под непрерывным артиллерийским и минометным огнём, под бомбёжкой - это подвиг. Ехать почти на верную гибель ради спасения товарищей - это подвиг... Любой врач уверенно бы сказал, что у человека, получившего такое ранение, очень мало шансов выжить. И он не способен не только воевать, но и вообще двигаться. А Эдуард Асадов не вышел из боя. Поминутно теряя сознание, он продолжал командовать, выполнять боевую операцию и вести машину к цели, которую теперь он видел уже только сердцем».

 

А далее лейтенант Асадов  с честью и отвагой двигался уже мирными путями и, вряд ли это путешествие потребовало от него меньшего мужества, чем фронтовые дороги. Выйдя из госпиталя, он поступил в Литературный институт имени А.М. Горького, который закончил в 1951 году, получив диплом с отличием. В том же году был принят в члены Союза писателей. Одна из основных тем в творчестве Эдуарда Асадова - тема Родины, верности, мужества и патриотизма («Дым отечества», «Двадцатый век», «Лесная река», «Мечта веков», «О том, чего терять нельзя», лирический монолог «Родине»). Со стихами о Родине теснейшим образом связаны стихи о природе, в которых поэт образно и взволнованно передает красоту родной земли, находя для этого яркие, сочные краски. Таковы «В лесном краю», «Ночная песня», «Таёжный родник», «Лесная река» и другие стихотворения, а также целая серия стихов о животных («Медвежонок», «Бенгальский тигр», «Пеликан», «Баллада о буланом Пенсионере», «Яшка», «Зорянка» и одно из самых широко известных стихотворений поэта — «Стихи о рыжей дворняге»).

 

Поэт скончался скоропостижно на 82-ом году жизни. Похоронен Эдуард Аркадьевич Асадов на Кунцевском кладбище рядом с могилами матери и супруги поэта. Также была исполнена последняя воля Эдуарда Асадова, завещавшего захоронить его сердце в Севастополе на Сапун-горе. За служение народу поэт был награждён орденами Ленина, Отечественной войны I степени, Красной Звезды, орденом Дружбы народов, двумя орденами «Знак Почёта», орденом Почета, медалями «За оборону Ленинграда», «За оборону Севастополя», «За победу над Германией», «За заслуги перед Отечеством»  и другими наградами.

 

Раскрытию темы поможет литература:

  • Зархи, С. Б. "Пусть меня волшебником назначат... " : литературный вечер / С. Б. Зархи // Читаем, учимся, играем. - 2008. - № 6. - С. 18-30

Сценарий, посвящённый жизни и творчеству Э. А. Асадова.

  • Здорик, Е.В. "Я буду видеть сердцем" : Литературно-музыкальная композиция, посвящённая творчеству Э. Асадова // Литература в школе. -  2003. - №3. - С.46-48

Сценарий литературно-музыкальной композиции по стихам Э. Асадова.

  • "Как могут эти дни забыться..." : Стихи о войне // Литература в школе, 2003. - №3. - Прил. Уроки литературы. - С.2-4
  • Орлова, Н. В. "Учитесь мечтать!.. " / Н. В. Орлова // Читаем, учимся, играем. - 2009. - № 11. - С. 30-33

Литературно-художественная композиция о жизни и творчестве  Э. А. Асадова.

  • Стрельбицкий, И.С.Ради вас, люди /И.С. Стрельбицкий. – М.: Советская Россия, 1979. – 96с.

Рассказ генерал-лейтенанта о своём сослуживце Эдуарле Асадове

И материалы сайтов:

 

 

Беляев Александр Романович

(1884 – 1942)

 

Когда читаешь роман Александра Романовича Беляева «Голова профессора Доуэля», невольно поражаешься тому, с каким мастерством и убедительностью описано восприятие окружающего мира профессором Доуэлем, лишившимся своего тела. А в этом нет ничего удивительного – писатель работал над романом в тяжелейшее для него время, когда он из-за болезни был вынужден пролежать три года в гипсе без движения. Так что ощущения литературного героя во многом были продиктованы  личным горьким опытом писателя. Сам Беляев называл, описанную в романе историю автобиографической и признавался в желании рассказать, "что может испытать голова без тела".

 

Беляев родился 4 марта 1884 года  в Смоленске в семье священника. Все своё детство маленький Саша, казалось, только тем и занимался, что ломал привычные стереотипы поведения сына священника. Озорной, увлекающийся мальчик много читал, особенно его привлекала приключенческая литература. В 1901 он окончил духовную семинарию, но священником не стал, напротив, вышел оттуда убеждённым атеистом. Круг его интересов был необычайно широк: увлекался живописью, музыкой, театром, играл в любительских спектаклях, занимался фотографией. Продолжая своё образование, поступил в юридический ярославский лицей  и одновременно учился в консерватории по классу скрипки. Чтобы заработать деньги на учёбу, играл в цирковом оркестре, рисовал театральные декорации, занимался журналистикой. Окончив лицей, работал присяжным поверенным и с успехом выступал в качестве музыкального критика и театрального рецензента в газете "Смоленский вестник".

 

С детства будоражащая его воображение мечта о путешествиях, наконец, осуществилась: подкопив денег, он в 1913 году отправился в поездку по Франции, Италии и Швейцарии. Впечатления от этой поездки он сохранил на всю жизнь. Вернувшись в Смоленск, работал в "Смоленском вестнике", через год стал редактором этого издания. В возрасте тридцати пяти лет у А.Беляева в результате неудачного лечения развился паралич ног и туберкулёз позвоночника. Болезнь протекала очень тяжело. Костный туберкулёз приковал его к постели на шесть лет, три из которых он провел в гипсе. Насколько невыносимо неподвижно лежать в гипсовом коконе может знать лишь переживший это; и вполне возможно, что страстное желание ничем неограниченного движения послужило причиной написания таких произведений фантаста, как «Ариэль» и «Человек-амфибия». Не поддаваясь отчаянию, он занимался самообразованием: изучал иностранные языки, медицину, биологию, историю, технику, много читал. Постепенно наступило некоторое улучшение его здоровья, и писатель  по совету врачей живёт в Ялте, работает воспитателем в детском доме. В это время были написаны такие широко известные произведения как "Остров погибших кораблей", "Человек-амфибия" и "Над бездной". Занимается Александр Романович и популяризацией науки: им были написаны чудесные очерки о великих русских учёных – Михаиле Васильевиче Ломоносове, Дмитрии Ивановиче Менделееве, Иване Петровиче Павлове,  Константине  Эдуардовиче Циолковском.

 

В 1923 Беляев переезжает в Москву и начинает профессиональную литературную деятельность. Печатает научно-фантастические рассказы и повести в журналах "Вокруг света", "Знание-сила", "Всемирный следопыт", заслужив титул "советского Жюля Верна". Относительное благополучие здоровья длилось недолго и уже в 1930 году у писателя началось обострение болезни, не оставляющее его до конца жизни. Однако больной Беляев не прекращает своего литературного труда и оставляет нам с вами ещё не одно замечательное произведение: «Прыжок в ничто», «Звезда КЭЦ», «Чудесное око» и др.

 

Последние годы своей жизни писатель провел под Ленинградом, в городе Пушкине. Война застала Беляева в больнице. Из-за  очередной  операции, писатель не сумел эвакуироваться и 6 января 1942 умер  в оккупированном Пушкине.

 

Раскрытию темы поможет литература:

  • Беляева, С. Воспоминания об отце // Беляев А. Последний человек из Атлантиды. — Л.: Лениздат, 1986. - С. 513-525.
  • Кудрявцев, Э. Переписка писателя-фантаста А.Р. Беляева с К.Э. Циолковским / Э. Кудрявцев // Нева.- 2005. - №4. – С.260-267
  • Ляпунов, Б. Александр Беляев / Б. Ляпунов. - М.: Сов. писатель, 1967. - 159 с.
  • Макарова, Б.А. "Обгоняющий время...": 125 лет со д.р. писателя-фантаста Александра Романовича Беляева (1884-1942) / литературный вечер, посвящённый творчеству писателя для учащихся 7-11-х классов; Б.А. Макаров // Читаем, учимся, играем. – 2008. - №12. – С.14-18
  • Ревич, В. Легенда о Беляеве // Ревич В. Перекрёсток утопий. - М.: ИВ РАН, 1998. - С. 117-140
  • Славороссова, Е. А. Беляев обладал гипнотическими способностями / Е.А. Славороссова // Чудеса и приключения. – 2005. - №1. – С.17
  • Соколова, М. Он обгонял время и звал вперёд // Беляев А. Избр. соч.: В 2 т. - М.: Вече: Литература, 2001. -  Т. 1. - С. 5-12

И материалы сайтов:

 

 

Бирюков Николай Зотович

(1912-1966)

 

«Шлю Вам привет из солнечной Ферганской области. Чувствую себя великолепно. Побывал в Ташкенте, пожил в Фергане, сейчас странствую по кишлакам в Ташлакском районе» - это строчки из письма Николая Бирюкова Фёдору Ивановичу Панфёрову, написанные в апреле 1939 года. Жизнерадостные строчки писателя, отправившегося в творческую командировку  на грандиозную стройку  Большого Ферганского канала. В течение трёх месяцев изо дня в день, он ездил по трассе канала, записывал свои наблюдения и интервью (для чего перед поездкой специально выучил узбекский язык). Картина вполне в духе того времени, пронизанного трудовым энтузиазмом. Но даже в эту картину не вписывается то, что  по своему физическому состоянию Николай Бирюков не мог ни ходить, ни сидеть, только его руки сохранили ограниченную подвижность. А передвигался он, лежа на специальной коляске-тележке, которую сам же в шутку называл «шайтан-арбой».

 

Николай Зотович Бирюков родился в подмосковном городе Орехово-Зуево. Время великих строек, совпавшее с его юностью, требовало не только рабочих рук, но и специальных технических знаний. Поэтому комсомолец Николай Бирюков закончил вначале рабфак, затем поступил в Индустриальный техникум. Вся его будущая жизнь представлялась ему огромной строительной площадкой, а себя он видел на ней там, где всего нужнее окажутся его руки и знания. Во время студенческой практики на строительстве нового цеха Дулевского фарфорового завода, произошла авария: в котлован прорвались подпочвенные воды. Нужно было спасать уже готовый котлован от обрушения. Николай одним из первых спустился в ледяную воду, чтобы установить насосы и наладить откачку воды. Котлован был спасён, но у Николая обострился ревматизм, начались осложнения в результате неправильно выбранного врачами метода лечения. И через некоторое время  молодой парень оказался полностью обездвижен. К мучительным болям от прогрессирующего полиартрита добавился тяжёлый диабет, вызывающий приступы комы.

 

Николай очень тяжело переживал своё состояние, когда окончательно понял, что на ноги ему больше не встать. Живой, деятельный по натуре человек, мечтавший внести свой вклад в переустройство мира, вдруг оказался не у дел; его жизнь казалась ему лишённой всякого смысла. Отчаяние бессонных ночей в течение многих месяцев могло бы оказаться фатальным, будь на его месте кто-нибудь другой.

 

Но Николай Бирюков твёрдо решил взять жизнь в свои  руки, отныне и до конца жизни его девизом станет : «Болезнь – своё, а я – своё». Нужно было найти точку опоры, которая помогла бы ему мобилизоваться не только для того, чтобы вести достойную человека жизнь, но и чувствовать себя в одном строю с борцами за светлое будущее. В качестве своего оружия Николай Бирюков выбрал слово. Вспомнив свой опыт работы пионерским корреспондентом и членом заводской редколлегии, он стал писать стихи и  рассказы. В 1932 году за стихотворение «Побед не счесть» Николай Бирюков был удостоен премии на Всесоюзном конкурсе молодых рабочих поэтов. Это его окрылило и уверило в правильности своего выбора.

 

Однако, чувствуя недостаток гуманитарных знаний, Николай принял решение учиться  и поступил заочно сразу в два института: литературный и иностранных языков. Заниматься приходилось очень много, порой по 16-18 часов в сутки. В этот период  Бирюков написал повесть «На хуторах», в основу которой легли его юношеские впечатления, и представил главы из неё в качестве курсовой работы в литинститут. Вот с этой повести, напечатанной в журнале «Октябрь», и началась творческая жизнь Бирюкова  как писателя. Кроме неё  Бирюков написал романы «Чайка», «Воды Нарыма», «Твёрдая земля», ряд повестей, рассказов и очерков. Роман «Чайка», написанный на документальной основе о подвиге легендарной партизанки Лизы Чайкиной, был удостоен Государственной премии. Эта книга до сих пор находится на библиотечных полках и востребована читателями.

 

Николай Зотович Бирюков не раз говорил: «Сделать первые шаги в литературе мне было нелегко, а потом чем дальше, тем труднее». Бирюков видел цель писательского труда в отображении конкретных событий жизни, поэтому для него крайне необходимо было своими глазами увидеть то, о чём он собирался писать, поговорить с людьми, собрать фактический материал.

 

Тяжелейшее физическое состояние не помешало Бирюкову стать одним из самых путешествующих писателей: его «шайтан-арбу» можно было встретить в городах и кишлаках Узбекистана, Казахстана, Туркмении, Кара-Кумах, на строительстве Куйбышевской ГЭС, в Горьком, Сормове и многих других местах. Современники искренне удивлялись, как в его состоянии можно ездить по стране – ведь каждая поездка может оказаться последней. Одному из своих приятелей, обеспокоенных этими рисковыми путешествиями,  он писал: "Редкий год проходит без того, чтобы я не отлучался в длительную командировку. Расстояние не смущает - иногда это бывает 500 километров, иногда 5000. Пусть вас не тревожит моё состояние. Сил ещё достаточно, чтобы ни на один день не прекращать работу".

 

В 1966 году писателя не стало. Кроме Государственной премии, литературное творчество и жизненный подвиг Н.З. Бирюкова были отмечены двумя орденами - «Трудового Красного Знамени» и «Знак Почёта». Он был посмертно награжден медалью литературного конкурса имени Н.А. Островского (1968). В его честь названа улица в Орехово-Зуево и астероид 2477 Бирюков.

 

Раскрытию темы поможет литература:

  • Бирюков, Николай. Судьба в твоих руках / Николай Бирюков. – М.: Мол. Гвардия, 1984. – 208с.
  • Дом-музей Н. З. Бирюкова в Ялте: [Путеводитель] / А.И. Бирюкова, В.Д. Войцех, В.Б. Зубкова, Н.И. Кривощекова. – Симферополь.: Таврия, 1983. – 76с.
  • Буркова, Инесса Емельяновна. «Я – должен!» / Инесса Емельяновна Буркова. – М.: Мол. Гвардия, 1983. – 272с.
  • Соловьева, Нина Алексеевна. Николай Бирюков. Очерк жизни и творчества / Нина Алексеевна Соловьева, Василий Васильевич Шахов. – Киев.: Лыбидь, 1991. – 238с.

И материалы сайтов:

 

 

Вишнякова Света

Род. 1974 г.

 

Сегодня имя Светланы Вишняковой из далекого Ачинска известно довольно широко  благодаря своим куклам ручной работы. Она - лауреат многочисленных городских и краевых выставок, Суриковский стипендиат. В 1998 году её имя внесено в список ЮНЕСКО "Миллион самых одарённых детей планеты".

 

Девочка, которой в детстве поставили диагноз "необучаемая", дарит миру кукол потрясающей красоты. В два года Светлане вынесли этот зловещий приговор – ДЦП, положение усугублялось тем, что девочка очень плохо слышала. Двери школы были для неё  закрыты, общение со сверстниками практически сведено к нулю. И так бы и пребывала Света в отведённой ей медиками роли, но, к счастью, повезло девочке на хороших и неравнодушных людей. Они не только заметили Светланину тягу к изготовлению кукол, не только помогли ей развить и усовершенствовать своё мастерство, но и вытащили её из этого ужасного порочного круга «необучаемого» одиночества. Вначале брат, который хорошо рисовал, заметил интерес сестры и стал рисовать для неё эскизы. И девочка, преодолевая все тяготы, приспосабливалась к работе одной левой рукой, так как правая неразвитая рука могла в лучшем случае лишь немного помочь ей, придерживая материал. Сколько радости было в семье, когда первые Светины куклы поселились у неё на столе!

 

Затем был следующий шаг – кружок «Мягкая игрушка», который по счастливому совпадению работал в том же доме, где жили Вишняковы.

 

Но главным днём своей жизни Света считает тот день, когда мама привела её в детский центр народного творчества «Берегиня» к мастеру-педагогу Татьяне Ивановне Мартыновой. Как же трудно было вначале: ведь Света не знала ни одной буквы, слухового аппарата у неё тогда не было, её речь была очень неразборчива. Как вспоминает  сама Татьяна  Ивановна: «Скудный словарный запас затруднял общение, но у Светы ярко, отчетливо выражена познавательная потребность, без которой немыслимо развитие способностей. Эта потребность выражается в поисках новых знаний, несмотря на то, что она не умеет читать и писать».  Во время практических занятий в «Берегине» шли непрекращающиеся попытки научить Свету говорить, каждая новая озвученная буква встречалась детским коллективом с восторгом, а когда были освоены труднопроизносимые «Ж» и «Щ», дети буквально вопили от восторга.

 

Светины куклы – произведение искусства, смотреть на них, а тем более держать в руках, необыкновенная радость. По какому-то неведомому наитию мастерица создаёт настоящие исторические образы. Каждая деталь продумана до мелочей, ничего лишнего. Даже пальчики на ногах у кукол становятся изящными. Иногда незавершенная работа может пролежать месяцами, пока Света не подберет нужную бусинку, тесёмочку, лоскуток нужного цвета. Но для самой девочки её куклы значат несравненно больше,  ведь для неё они – способ постижения мира.

 

Раскрытию темы поможет литература:

  • Ленская, Елена. Света Вишнякова и ее куклы / Елена Ленская // Лица Сибири. – 2004. - №1. – С.10 – 15

 

 

 

Гампер Галина Сергеевна

Род. 1940 г.

 

«Тьме наступающей, тьме и небытию

Всей немощью я противостою».

Г.С. Гампер

Стихи Галины Сергеевны Гампер с одной стороны очень тонкие, очень искрение, очень трогательные в своей  какой-то незащищённости. С другой стороны они философичны и наполнены такой неукротимой жаждой жизни и мудрым оптимизмом, что отказываешься верить в то, что их автор практически всю свою жизнь лишена возможности  передвигаться без помощи инвалидного кресла.

 

О себе Галина Сергеевна пишет крайне мало и скупо, в основном её рассказ о поэзии, наставниках и собратьях по перу. Но ведь стихи настоящего поэта могут сказать о нём значительно больше, чем сам автор. Галина Гампер родилась в предвоенном Павловске, заочно закончила английское отделение филфака ЛГУ. О том, как начиналась её поэтическая деятельность Галина Сергеевна вспоминает так: «Первое стихотворение я написала на спор со своим приятелем, было нам тогда по одиннадцати лет. То есть начались стихи как бы волевым актом, продлилось бы так и впредь, ан нет.  Они стали заходить, когда им заблагорассудится, чаще ночью, и тогда я в блаженном бреду сочиняла и переделывала, доводила до того совершенства, на которое была способна».

 

Большую роль в становлении Галины Гампер как поэта сыграло общение со Львом Савельевичем Друскиным, с которым их роднила не только поэзия, но и схожесть судеб – перенёсший в детстве полиомиелит Друскин перемещался только в кресле-коляске. А Глеб Сергеевич Семенов, учитель почти всех ленинградских поэтов-шестидесятников, стал для неё не только наставником. Он перенёс многие занятия литобъединения прямо в её квартиру, что не только ввело молодую поэтессу в литературный круг, но и положило конец её одиночеству,  «стены разомкнулись».

 

Одарённая натура Галины находила выход не только в поэзии - в ранней юности она страстно увлекалась живописью и рисованием. И вновь на её пути оказался замечательный педагог, заведующий сектором изобразительного искусства в городском дворце творчества Соломон Давидович Левин. По словам самой поэтессы: «Если бы не трудности с передвижением, уж очень несовместимые с жизнью художника, наверное, это и стало бы моей профессией, но когда я с молодой горячностью решила навсегда бросить кисти и краски, спасительным кругом оказалась поэзия.

Опять ко мне, стихи, стихи -

Моя кочующая пристань.

Как эти заводи тихи,

Как эти чайки голосисты,

позвала я, и стихи, действительно, вернулись, не дав потонуть в безнадёжности будней. Смею надеяться, что привычка смотреть и видеть не прошла даром - обогатила мою словесную палитру».

 

И действительно словесная палитра поэтессы сочетает в себе казалось бы не сочетаемые вещи:  жёсткое и нежное, трагическое и восторженное, глубинно-серьёзное и ироничное...

 

Первая книга вышла у Галины Гампер, когда ей исполнилось 25 лет. С тех пор ей удалось издать шесть стихотворных сборников, роман о жизни и творчестве английского поэта Перси Биши Шелли, книгу переводов его стихов. За всю её долгую творческую жизнь  вышло огромное количество публикаций  стихов поэтессы в литературных журналах, стихов оригинальных и переводных, в частности её любимого поэта Джона Китса.

 

Какое счастье, что мы можем прикоснуться к чудесному поэтическому миру Галины Сергеевны Гампер, попасть под обаяние её личности, а в трудную минуту своей жизни перечесть её стихотворение и жить дальше:

 

Когда опустошит великий ветер

твой дом и сад, когда погибнут дети,

поляжет скот, и погорят хлеба,

и, головою покачав, судьба

сама своих деяний убоится,

и тонко в небе затоскует птица

по шаткому гнезду, кусту сирени

по тёплым трубам человечьих крыш...

Поверженный, в чем ты найдешь опору,

не дав угаснуть разуму и взору?

Как устоишь?

А ты ведь устоишь.

 

В раскрытии темы поможет литература:

  • Гампер, Г. Вещие вещи / Галина Гампер // Нева. - 2006. - № 6. - С. 251-252. - (Родом из детства) (Седьмая тетрадь)
  • Воспоминания о детстве, проведённом в больницах, и о подаренной на день рождения кукле.
  • Губайловский, В. Глубина неподвижности: [Рецензия] / В. Губайловский // Новый мир. – 2003. - №12. – С.181-185
  • Зубова, Л. "Естественно, а как иначе...": [Рецензия] / Л. Зубова // Знамя. - 2004. - № 5. - С. 217-219
  • Нелин, И. Биография души : О поэзии Галины Гампер / И. Нелин // Звезда. - 2003. - №7. - С.208-212
  • Пикач, А. "Сохранить бы внутри себя свет...": [Рецензия] / А. Пикач // Нева .- 1998. - №11. - С.206-209

И материалы сайтов:

 

 

 

Голобоков Геннадий Григорьевич

(1935 - 1978)

"Плюс и минус. От жизни к смерти.

Крестик маленький и черта.

Но без них и душа и сердце

Абсолютная пустота..."

Г. Голобоков

Жил-был в деревне Малая Быковка одарённый мальчик Гена Голобоков, радовался жизни, писал стихи, рисовал, вырезал из дерева и лепил из глины. И, конечно же, как все его сверстники, мальчишки 40-х годов, страстно мечтал о космосе, о далёких и таких замечательных планетах. Вначале увлечение сводилось к чтению научной фантастики и журнала «Техника - молодёжи», затем пришел черед более серьёзной литературы по физике, астрономии, математике. Жизнь обещала так много, но один неудачный прыжок в реку с высокого берега поставил точку на всех мечтах и планах. Перелом позвоночника - врачи спасли ему жизнь, но приговор консилиума был однозначен: паралич, полная неподвижность, надежды на выздоровление нет. Можете представить себе отчаяние мальчишки - все, что было доступно ещё вчера, стало навсегда невозможным...

 

Но Геннадий сумел не впасть в отчаяние и стал методично и упорно создавать для себя свой мир, в котором нашлось бы место для мечты и творчества. Примерами парализованного юноши стали люди, силой человеческого духа победившие болезнь и немощь - лётчик, летавший без ног, слепой парализованный писатель, солдат, восстановивший подвижность руки с перебитым нервом...

 

Ежедневное, предельное напряжение всех сил: специально разработанная Геннадием гимнастика, многочасовые попытки рисовать снова и снова, упражнения в концентрации, чтение, работа над собой. Через несколько лет парень научился ограниченно двигать руками. И это была огромная победа! Мать грунтовала для него метровые холсты, которые он ставил себе на грудь, и лежа начинал писать, зажав кисть между навсегда судорожно сжатыми пальцами. Геннадий едва дотягивался до середины холста. Чтобы он мог нарисовать верхнюю часть, ему ставили полотно "вверх ногами". Геннадий научился видеть картину в любой позиции. И ещё находил этому шутливое объяснение: "Космонавт в невесомости умеет работать хоть вниз головой".  Иногда мелкие детали прописывал, зажав кисть зубами. Первые картины были до боли неудачными, но он продолжал работать.

 

Судьба отняла у него все, кроме мужества, воли и таланта, развитию которых, как был уверен Геннадий Григорьевич Голобоков, нет предела. Через 6 лет, в 1958 году, Геннадий заканчивает живописное отделение Заочного народного университета искусств в Москве, начинает участвовать во всесоюзных выставках самодеятельных художников, соревнуясь со здоровыми людьми. Темы живописи Голобокова многообразны, он пишет портреты и сюжетные картины, но постепенно основной и главной темой его творчества становится космическая эпопея. Мы не увидим на его «космических» картинах  захватывающих инопланетных пейзажей, инопланетян или сверхъестественных машин будущего. Художника, прежде всего, интересует подвиг человека – покорителя космоса, его сыновья неразрывная связь с родной Землёй. Это видно даже из названий его картин: «Земля и Космос», «Труженики космоса», «Прощание» и т.д. Так проходит 10 лет, в 1967 году он становится лауреатом Всесоюзного фестиваля самодеятельного искусства. Никто из жюри не знал про то, что Геннадий Голобоков практически полностью парализованный инвалид 1-й группы: на этом настаивал сам художник, он не хотел никаких скидок себе, никакой жалости. А ещё через семь лет к нему пришло всесоюзное и всемирное признание. Трудно представить, какой ценой достались ему эти победы.

 

Пробовал Геннадий Григорьевич свои силы и в поэзии. Стихи его неоднократно печатались в научно-технических журналах и коллективных сборниках. А в 1986 г. в издательстве «Молодая гвардия» вышел первый и единственный уже посмертный поэтический сборник Геннадия Григорьевича Голобокова «Последняя высота».

Он умер внезапно с карандашом в руках 17 мая 1978 года. Остались около 200 работ, которые парализованный художник написал за 26 лет, сотни рисунков и набросков и ещё стихи... Но мы обязаны сохранить в памяти и главное произведение этого человека - сделанную им жизнь. И в заключение вслушаемся в слова Геннадия Голобокова:

 

«Вовек не променяю долю

И жизнь, и смерть до дна испить...

Ведь если жить своей лишь болью,

То есть ли смысл на свете жить?»

 

Раскрытию темы поможет литература:

  • Алябьев, В. Через тернии к звёздам!: Знакомьтесь поэт и художник Геннадий Голобоков / В. Алябьев // Техника-молодежи. - 1979. -  № 8. - С. 8-9
  • Дмитриев, В. Пожизненное мужество Таланта / В. Дмитриев // Техника-молодежи.- 1978.- № 10. - С. 45-47
  • Панов, И. Во имя Человека / И. Панов // Техника-молодежи. - 1976. -  № 11. -  С. 8-9

И материалы сайтов:

 

 

 

Жадовская Юлия Валериановна

(1824 – 1883)

"Не зови меня бесстрастной,

И холодной не зови, -

У меня в душе немало

И страданий, и любви"

Жадовская Ю.В.

В 1824 году в селе Субботине Ярославской губернии в семье дворянина, председателя Ярославской палаты гражданского суда В. Жадовского родилась дочь Юлия. Рождение долгожданного ребёнка принесло семье не только радость, но и огорчение: девочка родилась с плохим зрением, без левой руки и с тремя пальцами на правой укороченной ручке. А на четвёртом году она осталась ещё и сиротой. Овдовевший отец отдал её на воспитание  бабушке Н.Л. Готовцевой, которая очень полюбила внучку и создала хорошие условия для её развития. Трёх лет девочка научилась читать, а с пяти лет книги стали настоящим её увлечением. В 1840 г. она вернулась в Ярославль к отцу, который решил дать ей хорошее домашнее образование. В качестве домашнего учителя он пригласил молодого, талантливого преподавателя ярославской гимназии Петра Мироновича Перевлесского. Преподаватель был доволен успехами своей ученицы, особенно по сочинениям, и по его совету она тайно от отца начала писать стихи. Многие первые опыты были неудачными, но среди них было и стихотворение "Лучший перл таится", которое позже высоко оценил Николай Александрович Добролюбов. Тайно от ученицы П.М. Перевлесский отправил в Москву её стихотворение "Водяной", которое в 1844 г. было напечатано в "Москвитянине".  Молодые люди, объединённые общими интересами и увлечениями, полюбили друг друга. Но когда они заявили о своем желании пожениться, отец Юлии и слышать не захотел о браке своей дочери с сыном рязанского дьячка. Он принял меры, чтобы Перевлесский был переведён в Москву, где тот впоследствии стал профессором Александровского (бывшего Царскосельского) лицея и опубликовал рад интересных работ по русской литературе.

 

А Юлия Валериановна, примирившаяся с суровым решением отца, на всю жизнь осталась со своими воспоминаниями о большой и несчастной любви. Долго залечивалась огромная душевная рана Юлии. Её переживания нашли широкое отражение в лирическом цикле о любви. Стихотворения «Ты скоро меня позабудешь», «Я, все ещё его, безумная, люблю», «Взгляд», «Прощай», «Никто не виноват», «Признание», «Да, я вижу - безумство то было» обращены к Перевлесскому. Два первых, положенные на музыку Михаилом Ивановичем Глинкой и Александром Сергеевичем Даргомыжским, стали известными романсами. Много горя и душевных страданий выпало на долю молодой девушки. Но ни слабое здоровье, ни деспотизм отца, ни трагедия несостоявшейся любви не сломили воли к жизни и творчеству этой прекрасной русской женщины. В письме к Ю.Н. Бартеневу она писала: "Дай бог всякой женщине выбиться из-под гнёта сердечных страданий, несчастий, неудач и горя, не утратив сил и бодрости духа».

 

Отец, наконец признавший талант своей дочери, и чувствуя вину за то, что не дал состояться её личному счастью, стал всячески способствовать её поэтическим занятиям. Мало того, что он выписывает для неё все новинки литературы, он несмотря на ограниченные средства, везёт Юлию Валериановну в Москву и Петербург, где она имеет возможность познакомиться с Иваном Сергеевичем Тургеневым, Петром Андреевичем Вяземским, Сергеем Тимофеевичем Аксаковым, Михаилом Петровичем Погодиным и другими известными писателями. Отзывы о стихах поэтессы были весьма доброжелательными, но некоторые критики революционно-демократического толка, советовали ей избавиться от романтизма и отвлечённости и обратиться к проблемам жизни, в частности к положению женщины в обществе. Не без воздействия этих советов, а также общих настроений эпохи Ю.В. Жадовская решила попробовать себя в прозе. В своих повестях и романах она пыталась представить различные типы женских характеров в их столкновении с окружающей действительностью. Романы «В стороне от большого света», «Женская история»; повести «Простой случай», «Переписка», «Отсталая» и другие посвящены проблемам любви, брака, женской эмансипации. Однако в прозе ей не удалось подняться до уровня своих поэтических произведений, лучшие из которых до сих пор любимы читателями.

 

Целеустремлённый, направленный на преодоление трудностей, созидающий характер Юлии Валериановны проявился и в тот переиод её жизни, когда она отошла от литературной деятельности. В 1862 году Жадовская выходит замуж за пожилого, обременённого болезнями вдовца доктора К.И. Севена, оставшегося с большой семьёй. Пять лет она самоотверженно ухаживает за тяжело больным отцом и мужем. После их смерти в 1870 г. Жадовская переезжает в свое имение Толстиково, где  всецело отдается воспитанию детей и устройству их  будущего.

 

Всей своею жизнью, творчеством, заботой о близких людях Юлия Валериановна Жадовская  всегда утвердительно отвечала на вопрос: может ли сила духа победить обстоятельства жизни?

 

Раскрытию темы поможет литература:

  • Благово, Валерий Александрович. Поэзия и личность Ю. В. Жадовской / В. А. Благово. - Саратов : Изд-во Сарат. ун-та, 1981. – 158с.
  • Жадовская, Ю. В. В стороне от большого света. Отсталая [роман в 3-х частях, повесть] /Ю.В. Жадовская. -  М.: Планета, 1993. -  368с.
  • Жадовская, Ю.В. Избранные стихотворения / Ю.В. Жадовская. – Ярославль.: Ярославское книжное издательство,1958. - 159с.

И материалы сайтов:

 

 

 

Киселёва Людмила Георгиевна

Род. 1942 г.

«Жить надо весело - мы умрем под тяжестью

жизни, если не будем шутить»

Л.Г. Киселёва

Людмила Георгиевна Киселёва родилась в 1942 году в Подмосковье. Она - художник, журналист, общественный деятель, член союза художников России, член союза журналистов России.

 

Будучи инвалидом детства, лишённая возможности самостоятельно передвигаться, она, тем не менее, сумела стать полноценным членом общества, обрела своё призвание в искусстве и журналистике, стала широко известна своими графическими работами и рисунками, публикациями в местной и центральной прессе. Людмила Киселёва окончила Народный университет искусств им. Н.К. Крупской, факультет рисунка и живописи. Она участница многочисленных выставок, автор многих статей, очерков и эссе.

 

Многие знают её поэтичные и проникновенные графические листы, не подозревая о том, что у автора этих светлых рисунков миопатия, то есть прогрессирующее отмирание мышечной ткани, неизбежно приводящее к полной неподвижности. О своём творчестве Людмила Георгиевна пишет так: «И если кто–то про меня скажет "талант", когда увидит рисунки, то это ко мне не относится. Если Бог дал мне талант, то это интерес к людям, жажду преобразовывать в их душах уныние в радость, безнадёжность – в надежду и веру. Для этого и рисование, и писание. Если бы знала, что людям это не нужно, перестала бы и рисовать, и писать, ибо для себя – не интересно».

 

В конце 80-х Киселёва перестала заниматься графикой, так как посчитала, что исчерпала себя как художник. Трагедией это для неё не стало – просто начался новый период жизни этой замечательной женщины. Она сердцем почувствовала, что от неё нужно людям -  и взяла на свои плечи заботу о самых беззащитных, самых обездоленных членах нашего общества — детях-инвалидах, детях-сиротах. Людмила Георгиевна Киселёва организовала боровский филиал Центра адаптации детей-сирот и инвалидов и несёт о нём попечение. Последние семь лет Л.Г. Киселёва может только лежать, у неё осталась подвижной лишь кисть правой руки. Как она сказала в интервью журналистке Наталье Черновой: «Этого вполне достаточно, чтобы крутить телефонный диск, названивая в поисках денег». Добытые деньги идут и на лечение детей-инвалидов, и на летний отдых вместе с матерями, и на поездки. Людмила Георгиевна уверена, что дефицит радости в детстве может сломать ребёнку судьбу, поэтому деньги на поездки собирает с тем же напором, что и на лечение детям.  Людмила Георгиевна делает всё для улучшения жизнеобеспечения своих подопечных, для развития творческого потенциала детей. Работая совместно с Боровским центром социальной педагогики, она ежедневно занимается насущными проблемами детских домов, детей-сирот и многим другим.

 

А ещё Людмила Георгиевна работает над книгой-пособием для инвалидов: «Что я буду делать, когда умрёт мама». С простыми и ясными рекомендациями что и как делать человеку, чтобы преодолеть свалившееся на него горе и по мере возможности избежать дома инвалидов, попытавшись самому справиться со сложностями предстоящей одинокой жизни.

 

Людмила Георгиевна очень много сделала для своего родного города. Она инициатор многих и многих начинаний: сохранение памятников истории и культуры Боровска; создание музея народного творчества и картинной галереи. Киселёва приложила много усилий, чтобы привлечь внимание к Боровско-Пафнутьевскому монастырю и богатой истории города. Многие боровчане считают её своим духовным наставником.

 

Только этого далеко не полного перечня сделанных Киселёвой дел достаточно, чтобы остро прочувствовать -  далеко не у каждого здорового человека хватит на них физических и душевных сил. Творчество и общественная деятельность Людмилы Георгиевны Киселёвой оказали и оказывают огромное влияние на духовную жизнь многих и многих россиян. Она удостоена ордена "За заслуги перед Отечеством".

 

«Если не можешь передвигаться, - любит говорить Людмила Георгиевна, - надо научиться вращать мир вокруг себя.  Важно, какую при этом ставишь цель».


Раскрытию темы поможет литература:

  • Никишин, Геннадий. Когда трудно, ищи того, кому ещё труднее / Геннадий Никишин // Русский инвалид. – 2010. -  № 3-4. – С. 9.
  • Бровкина, Марина. Графика счастья / Марина Бровкина // Российская газета. –– 2006. – 31 марта. -  №4031
  • Санина, Капитолина Ефимовна. Память лет минувших : воспоминания [о коренных боровчанах] / К.Е. Санина. – Боровск.: Б/и, 2006. – 225с.
  • Овчинников, Владимир. Боровск в живописи и поэзии / Владимир Овчинников. – Калуга.: Золотая аллея, 2003. – 190с.
  • Пыжикова, Т.М. Напряжение / Т.М. Пыжикова; предисловие К.Ковальджи. – М.: Молодая гвардия, 1987. – 103с. (Наедине с самим собой)

Повесть о художнице Людмиле Киселёвой, её творчестве, размышлениях о жизни, о способности «сделать  себя», находясь в тяжелейшей  ситуации.

И материалы сайтов:

http://www.liveinternet.ru/community/1726655/post89092872/

http://www.rg.ru/2006/03/31/grafika.html

http://www.rusfond.ru/thank.html?date=20060701&id=1276

http://www.novayagazeta.ru/data/2007/47/12.html

 

 

 

Норов Авраам Сергеевич

(1795 – 1869)

«Я день и ночь с пером своим...»

А. С. Норов

Авраам Сергеевич Норов родился 22 октября 1795 года в дворянской семье. Получил домашнее образование. С 1807 года учился в Благородном пансионе при Московском университете, который не закончил. С первых дней участвовал в Отечественной войне 1812 года в составе 1-й Западной армии. В Бородинском сражении прапорщик Норов, командуя полубатареей из двух пушек, защищавших Багратионовы флеши,  потерял ногу. Для семнадцатилетнего юноши это был тяжелейший удар судьбы, но он не оставил военную службу и только в 1823 году, уже в звании полковника, перешёл на гражданскую службу. Занимал разнообразные должности по различным ведомствам. Например, в течение пяти лет А.С.Норов был министром народного просвещения. При нём возросло количество студентов в вузах, была расширена программа преподавания по древним языкам, восстановлена практика командирования молодых учёных за границу.

 

Все свободное время Норов отдавал литературе и истории, влечение к которым он испытывал с самого детства. Он много писал в стихах и в прозе. Ещё в 1816 году были опубликованы его первые переводы из Вергилия и Горация, а позднее переводы с подлинников из Анакреона и из классической итальянской поэзии: Франческо Петрарка, Лудовико Ариосто, Торквато Тассо. Авраам Сергеевич Норов был полиглотом - он владел английским, французским, немецким, испанским, итальянским языками. Знал некоторые славянские языки (чешский и лужицкий), латынь, древнегреческий, арабский, а также  древнееврейский языки.

 

А. С. Норов был вхож в литературные салоны Москвы и Санкт-Петербурга, печатался в журналах и альманахах. Был дружен с ведущими литераторами: Василием Андреевичем Жуковским, Орестом Михайловичем Сомовым, Иваном Ивановичем Дмитриевым, Петром Андреевичем Вяземским и другими.

 

В 1818 году Авраам Сергеевич был принят в Вольное общество любителей словесности, наук и художеств, а в 1819 году — в Общество любителей российской словесности. На заседаниях Вольного общества он познакомился с Александром Сергеевичем Пушкиным, общение с которым продолжалось в течение всей жизни последнего. Александр Сергеевич, во время работы над «Историей Пугачёва» пользовавшийся библиотекой Норова для исторических изысканий, был явно расположен к нему, обращаясь в письмах на «ты» и со словами «любезный полковник», «учёнейший собеседник», «честный человек, отличающийся благородством и душевной теплотой».

 

Трудно представить, но Норов, презрев все тяготы путевых передвижений своего времени,  предпринял ряд грандиозных путешествий, результатом которых стало множество путевых заметок, художественная и научная ценность которых сохранилась до наших дней.  Своё первое заграничное путешествие Норов совершил, посетив Германию, Францию, Италию и Сицилию. О путевых впечатлениях он рассказал в ряде очерков и стихотворений.

 

В 1834 году А. С. Норов отправляется как паломник-исследователь в путешествие на Святую Землю «для поклонения Гробу Господню». Он побывал в Палестине, Малой Азии и Иерусалиме. При изучении и описании Палестины и окружающих её стран Авраам Сергеевич руководствовался, с одной стороны, текстом Библии, с другой, принимал во внимание открытия историков и филологов-ориенталистов. Он старался избегать описания тех мест, о которых уже имелись сведения других путешественников. Авраам Сергеевич одним из первых россиян совершил путешествие по Египту и Нубии, на парусном судне он проплыл весь Нил и исследовал Северный Судан. Учёный собрал ценный материал по географии, экономике и культуре населяющих эти страны народов. Результатом этого путешествия стали книги «Путешествие по Святой Земле в 1835 году» (1838) и «Путешествие по Египту и Нубии в 1834—1835 гг.» В 1861 году Норов предпринял второе путешествие на Святую Землю, которое он описал в книге «Иерусалим и Синай. Записки второго путешествия на Восток», вышедшей в свет в 1879 году, уже после смерти автора, под редакцией Василия Николаевича Хитрово. Авраам Сергеевич Норов иллюстрировал свои дневники рисунками. Так, например, во время второго путешествия на Святую Землю, находясь в Александрии, он копировал в катакомбах фрески подземной христианской церкви.

 

После своих путешествий Авраам Сергеевич Норов проживал в родовом имении в Рязанской губернии, где и скончался в 1869 году. Поэт  Петр Андреевич Вяземский откликнулся на смерть Норова строками:

«В нём и паломник был — сын веры и молитвы,

И отрок пламенный, как в день народной битвы».

В раскрытии темы поможет литература:

  • Господарик, Ю. Авраам Сергеевич Норов / Ю. Господарик // Высшее образование в России. - 2000. - № 2. - С.117 – 132
  • Дурылин, С. Русские писатели в Отечественной войне 1812 года  / С. Дурылин // Воин. - 1997. - №11.-С.65-74
  • Евдокимов, В. Хождения Авраама Норова / В. Евдокимов // Природа и человек (Свет). –

2007. - №2. - С. 46-48

И материалы сайтов:

 

 

 

Островский Николай Алексеевич

(1904 – 1936)

 

Николай Алексеевич Островский, пожалуй, самый известный и героический писатель своего времени. Главный роман Н.А. Островского «Как закалялась сталь», в равной степени раскрывающий внутренний рост и становление главного героя и личность самого автора, пишущего свою почти автобиографическую книгу слепым и парализованным, были окружены не только официальным культом, но и совершенно искренней любовью и почитанием многих читателей. Трудно переоценить значение влияния  феномена Островского на уже не первое поколение людей, читающих эту книгу. Знаменитый французский писатель Андре Жид в своей книге “Возвращение из СССР” так написал о своей встрече с Николаем Островским в 1936 году: “Я не могу говорить об Островском, не испытывая чувства глубочайшего уважения. Если бы мы были не в СССР, я бы сказал: “Это святой”. Религия не создала более прекрасного лица…Лишённая контакта с внешним миром, приземлённости, душа Островского словно развилась ввысь ... только энтузиазм поддерживает в ослабевшем теле это готовое вот-вот погаснуть пламя”.

 

Будущий писатель родился в селе Вилия Острожского уезда Волынской губернии. Судьба Николая Островского была типичной судьбой «кухаркиных» детей (его отец  был рабочим винокуренного завода, мать – кухаркой) – получив начальное образование, Николай с 14 лет  работал и на кухне вокзального ресторана, и кубовщиком, и рабочим на складах, и подручным кочегаром на электростанции. В это время Николай сблизился с шепетовскими большевиками, во время немецкой оккупации 1918 года участвовал в подпольной деятельности, был связным ревкома. С тех пор вся жизнь Николая Островского, все  мысли и логика его поступков были подчинены большевистской идее. Его революционный накал, упорство и целеустремленность в достижении цели не могут быть недооценены даже идеологическими противниками и  людьми, ставящими себя вне каких-либо революционных коллизий. Таким он видел смысл своей жизни и так он жил.

 

20 июля 1919 Николай Островский вступил в комсомол, а уже в августе ушел на фронт добровольцем. Воевал в кавалерийской бригаде Григория Ивановича Котовского и в 1-й Конной армии. Участвовал в борьбе с повстанческим движением в частях особого назначения (ЧОН). После тяжелого шрапнельного ранения в спину в августе 1920 года Островский был демобилизован. И для него, едва оправившегося от ранения, открылась линия другого фронта – трудового, где каждая победа значила не меньше, чем победа на фронтах гражданской войны. И снова Николай пытался успеть сделать все по максимуму, будто хотел вместить всю свою жизнь в эти короткие сроки, так несправедливо отведённые ему судьбой. Он работал  помощником электромонтёра в главных Киевских мастерских, являлся секретарём комсомольской организации, учился  в техникуме, по первому зову принял активное участие в ударном строительстве железнодорожной ветки-узкоколейки для подвоза дров в скованный холодом Киев.

 

Во время строительных работ Николай тяжело простудился, да ещё заразился тифом, что в сочетании с  последствиями  ранения было более чем серьёзно. После этого Николай Островский некоторое время занимался комсомольской работой, но резко ухудшившееся состояние здоровья практически вывело его из строя.

 

И в 1927 году Николай Островский  вновь в очередной раз оказался на линии фронта – болезнь окончательно приковала его к постели. Диагноз, прогрессирующий анкилозирующий полиартрит, т.е. постепенное окостенение суставов, никакой надежды на улучшение не оставлял. Первый год своей неподвижности Островский вёл партийно-комсомольский кружок на дому, заочно закончил «первый круг» комвуза. О самом себе Островский в то время писал: «Физически потерял почти всё, остались только непотухающая энергия молодости и страстное желание быть чем-нибудь полезным…».

 

Спустя год, наполненный борьбой с изматывающей болью и отчаянием, Островский ослеп. Его «страстное желание быть чем-нибудь полезным» подтолкнуло его к созданию автобиографического романа «Повесть о «котовцах», рукопись которого потерялась при пересылке. Преодолев и это, в  конце 1930 года Николай Алексеевич начинает работу над романом «Как закалялась сталь», используя изобретённый им самим трафарет. У Островского было много добровольных помощников –  кто-то должен был переписывать ночные черновики и уточнять у автора текст. По фотокопиям рукописей романа, которые хранятся в ЦГАЛИ, видно, что помогали Н.А. Островскому девятнадцать человек. Работа над рукописью длилась около двух лет. В работе с текстом неоценимой была помощь Анны Александровны Караваевой и Александра Серафимовича (Попов Александр Серафимович); о последнем Островский писал, что он «отдавал мне целые дни своего отдыха». В литературоведении существовало мнение нескольких специалистов, сомневающихся в авторстве Островского. На самом же деле и воспоминания современников – свидетелей работы писателя над книгой, и текстологические исследования подтверждают авторство Н. А. Островского.

 

В апреле 1932 г. журнал «Молодая Гвардия» начал публикацию романа Островского; в ноябре того же года (к юбилею Великой Октябрьской революции) первая часть вышла отдельной книгой, а следом за ней - и вторая.

 

В 1935 году Островский был награжден орденом Ленина, для него был построен дом в Сочи и подарена квартира в Москве, присвоено звание бригадного комиссара. Признание заслуг писателя властями было налицо, и столь же явными были усилия по созданию официального культа писателя. Но это был тот редкий случай, когда работа идеологической машины и мнение обыкновенных читателей совпали. Роман сразу же приобрёл огромную популярность.  Книга выходила более сорока раз при жизни писателя, но желающих её прочитать было значительно больше. Библиотечных экземпляров книги не хватало, устраивались коллективные читки и обсуждения… Последние два года своей жизни Н.А. Островский работал над своим следующим романом - "Рождённые бурей", первая книга которого вышла в день похорон писателя. Но для большинства читателей Николай Алексеевич Островский так и остался автором одной книги. И чем больше проходит времени, тем больше в нашем восприятии сливаются образ  пламенного борца за счастье человечества Павки Корчагина  и мужественного, преодолевшего свою беду, писателя Николая Островского. Да это и не важно – подвиг он и есть подвиг.

 

Раскрытию темы поможет литература:

  • Алпатова Л. Подвиг духа / Лидия Алпатова // Библиополе. - 2006. - № 11. -  С. 5-6
  • Аннинский Л. А. "Как закалялась сталь" Николая Островского / Л. Аннинский.  – М.: Худ.  литература, 1988. - 160 с.
  • Грознова Н. А. Счастье борца: о романе Н. А. Островского "Как закалялась сталь" : книга для учителя / Н. А. Грознова.  – М.: Просвещение, 1988. – 175с.
  • Кириченко Е. Д. Автокатя [Беседа с личным шофером писателя Николая Алексеевича Островского Екатериной Даниловной Кириченко] / Е. Д. Кириченко // Военные знания. - 2007. - № 9. - С. 18
  • Островская Р.П. Николай Островский [Текст] / Р. Островская. - М. : Мол. гвардия, 1988. – 221с. -  (Жизнь замечательных людей: Вып. 13 (540)

И материалы сайтов:

 

 

Мэтью Джозеф Теодор Степанек

(1991 – 2004)

 

«Песня вашего сердца – это ваша внутренняя красота. Именно песня в вашем сердце хочет, чтобы вы сами стали лучше и помогли стать лучше другим людям. У каждого – своя песня сердца».

Мэтти Степанек

Много ли может успеть сделать человек, если жизни ему отпущено чуть поменьше четырнадцати лет? Что хорошего может поведать миру мальчик, которого редкая форма миопатии усадила в инвалидное кресло? В кресло, предназначенное перевозить не только его слабеющее с каждым днём тело, но и целый комплекс медицинской аппаратуры, готовой в нужный момент поддержать дыхание, сердцебиение и другие функции организма? Какое ему  может быть дело до внешнего мира, когда его внутренний мирок неизбежно рассыпается, и остановить это ни у кого не хватает ни сил, ни возможности?

 

Мэтти Степанек (он не любил, когда его называли Мэтью), не доживший до своего четырнадцатилетия, был удивительно светлым и одарённым ребёнком. Он начал писать стихи в трёхлетнем возрасте, через несколько лет их набралось уже несколько сотен. И если его первые литературные опыты умиляют читающих самим фактом своего существования, то более поздние произведения удивляют неподдельной мудростью, не предполагаемой в ребёнке его возраста. Однако самое удивительное в работах Мэтти  не умные мысли или литературное мастерство. Главным является та всеохватывающая и бескорыстная любовь ко всему сущему, пронизывающая каждую строчку поэта. Никого не может оставить равнодушным тот оптимизм и та радость бытия, которые вложил юный писатель в свои пять книг стихов «Песни сердца», множество эссе и рассказов. «Люди говорят мне, что я вдохновляю их» - писал Мэтти в своих «Песнях сердца». «А это вдохновляет меня. Так замыкается этот прекрасный круг, в котором все мы делаем что-то вместе друг с другом и друг для друга. Это настоящий подарок!"


Но не только литературная деятельность сделала Мэтти Степанека национальным героем Америки. Огромную роль в этом сыграла активная жизненная позиция мальчика. Несмотря на свое физическое состояние, он очень много путешествовал, выступая в роли посла доброй воли от штата Мэрилэнд в Ассоциации Мускульной Дистрофии. Он принимал участие во многих мероприятиях, помогавшим собирать средства на создание лекарств от различных форм миопатии и на помощь детям и их семьям, ждущим это лекарство.

 

С этой же целью в качестве добровольца он участвовал в "фэнтази-туре", организованном авиакомпанией "Юнайтед эрлайнс" и организацией "Международный детский хоспис".

 

Мэтти любил принимать участие в телепередачах, чтобы иметь возможность поделиться с людьми своими взглядами. Его безусловным кумиром был Джимми Картер, которого мальчик считал замечательным миротворцем, политиком и фермером. Мэтти был счастлив, когда передача «Доброе утро, Америка» организовала для него личную встречу с Джимми Картером в прямом эфире.

 

В 2004 году Мэтти не стало, но его судьба и стихи продолжают находить отклик в сердцах людей разного возраста, вероисповедания и национальности. Прислушаемся же к совету, того, чьими устами, как известно, глаголет истина: «Мы всегда должны слушать песню в своём сердце и делиться этой песней с другими».

 

В раскрытии темы помогут материалы сайтов:

 

http://www.malchishki.ru/6/zvezdi.php

http://www.america.gov/st/society-russian/2008/June/20080618121212SrenoD0.9292261.html

http://www.zn.ua/3000/3680/33438/

http://www.mattieonline.com/

 

 

 

 

Шлыгин Алексей Иванович

(1940-2006)

 

«Мне жажда жизни сдавила горло…»

А.И. Шлыгин

Многие помнят, полюбившиеся им ещё в раннем детстве стихи владимирского поэта Алексея Ивановича Шлыгина. Например, стихотворение «По дороге в детский сад»:

Вот он я! –

Сказал Илья, -

Вот он, самый-самый я!

- Ты совсем не самый –

Ты не сам, а с мамой.

Мало кто знает, что автор этих добрых, вызывающих улыбку стихов, более полувека был прикован к инвалидному креслу.

 

Алексей Иванович Шлыгин родился в селе Кузьминском Рязанской области в семье сельских учителей. Ещё в школе Алексей начал писать стихи, с удовольствием рисовал. О своих первых литературных опытах Алексей Иванович впоследствии рассказывал с улыбкой: «Учась в третьем классе, я написал своё первое стихотворение… об одной девчонке, которая любила погулять, но забывала  про уроки. На перемене я получил от рассерженной одноклассницы увесистую затрещину. Это был мой первый литературный гонорар...»

 

После окончания семилетки Шлыгин поступил в политехникум, но успел закончить только первый курс. Страшный диагноз – миопатия, мышечная атрофия – сделал невозможным не только учёбу, но и просто нормальную человеческую жизнь. Миопатия прогрессировала, надвигалась полная неподвижность. Трудно представить, что чувствовал юноша, зная, что медицина в его случае бессильна и чётко представляя, что ждёт его в будущем. Но тут-то и сказался бойцовский характер Шлыгина: преодолев психологический кризис, он сдал экстерном экзамены за среднюю школу и  окончил факультет рисунка и живописи Заочного народного университета искусств. Работать руководителем изостудии (на что давал право диплом) не пришлось из-за ухудшающегося физического состояния. Зато знания, полученные в университете,  позволили какое-то время выполнять художественно-оформительские работы небольшого формата. Когда подвижными остались лишь кисти рук, Алексей Иванович стал заниматься негативным ретушированием фотопортретов. Для него это была почти непосильная нагрузка, каждые полчаса он откидывался на спинку кресла-коляски, чтобы хоть немного дать отдых спине, а к ночи валился в кровать совершенно измученный физически. Но он очень дорожил своей работой. Она не только поддерживала материальный достаток семьи, но и позволяла Шлыгину посильно участвовать в  «нормальной» жизни и как невидимым щитом ограждала  от ненавистной ему жизни «растительной».

 

Однако главное, что позволило этому мужественному человеку не просто выжить, но и состояться как личность, было, конечно же, творчество. В записках «О себе» Алексей Иванович писал: «Но как бы ни измотала меня работа, в пять утра я должен проснуться. Проснуться, потому что с предыдущего дня осталась маленькая зацепочка - торчит хвостик ещё не написанного стихотворения. Просыпаюсь рано утром и, пока ещё спят жена и дочь, обдумывать в этой предрассветной тишине что-то запавшее в душу, вытягивать строчку за строчкой, биться над непослушной рифмой я приучил себя давно. Вот из этих крох полтора десятка лет будет собираться мой первый сборник стихов».

 

Стихи Алексея Ивановича Шлыгина заметила Агния Львовна Барто - она неоднократно приезжала к поэту, помогала ему с первыми изданиями; между ними велась оживленная переписка. Агния Львовна  писала: «Стихи А. Шлыгина «улыбчивые», светлые, умные. Читаешь, и на душе становится радостно». Отдавая предпочтение детской поэзии, Шлыгин писал и «взрослые» стихи, добрые слова о которых сказали Егор Александрович Исаев, Сергей Васильевич Викулов, Роберт Иванович Рождественский и др. В этих стихах сильны гражданские мотивы, много светлой и нежной лирики. О своих переживаниях и трудностях поэт в стихах говорит редко и сдержанно:  «…бывает боль растягивает губы,  а кажется смеётся человек...».

 

В 1974 году поэт с четырьмя изданными книгами стихов  был принят в Союз писателей СССР и с тех пор получил возможность  заняться писательской деятельностью вплотную. Литературная судьба Алексея Ивановича Шлыгина сложилась удачно  - в его активе 24 сборника стихов. Он лауреат многих всесоюзных и всероссийских премий, лауреат Международной премии «Филантроп» 2006 года. Читая стихи этого мужественного человека, не просто радуешься его светлому восприятию мира, но и понимаешь, что это именно тот случай, когда настоящая поэзия рождается в результате неустанной и упорной работы над собой. И поэтому совершенно естественно и с полным доверием воспринимаешь слова поэта: «Я благодарен жизни за то, что мне досталась не самая лёгкая судьба. Только в преодолении человек познаёт самого себя. Не тот, кто идёт по гладкой дорожке, а тот, кто поднимается по отвесной скале, знает настоящую цену жизни».

 

В раскрытии темы поможет литература:

  • Шлыгин, Алексей Иванович. Разве я о себе? [докум. повесть] / А. Шлыгин. – М.: Молодая гвардия, 1990. – 220с.

И материалы сайтов:

 

 

 

Маргарет Штайфф

(1847 – 1909)

 

Любимой всеми детьми игрушкой является плюшевый мишка; трудно представить ребёнка выросшего без этого замечательного, уютного друга. А ведь ему всего-навсего чуть более ста лет, и история его появления столь же сказочна, как и он сам. Но связана она не с волшебной принцессой на хрустальном троне, а с маленькой немецкой девочкой в инвалидном кресле-коляске.

 

24 июля 1847 в Гинген дер Бренц, маленьком немецком городке, родилась Маргарет Штайфф, третий ребёнок в семье. В возрасте полутора лет Маргарет заболела тяжёлой формой полиомиелита, который пожизненно приковал её к инвалидной коляске. В то время казалось, что у неё нет абсолютно никаких перспектив на будущее. Деятельная натура девушки сопротивлялась предначертанному ей пассивному течению жизни. Много думая о том, чем бы себя занять, Маргарет перебрала множество вариантов так, чтобы они были и физически ей доступны, и душа бы на них откликалась. Наконец она остановилась на шитье, но отец активно возражал  против этого, желая уберечь её, как ему казалось от неизбежных разочарований. Тогда она сама выучилась шить, показав родителям, что они недооценивали её.

 

Приятно удивленный отец в 1874 году перестроил дом таким образом, чтобы на первом этаже соорудить мастерскую для Маргарет. С этого времени можно вести отсчёт создания всемирно известной фирмы по изготовлению мягких игрушек "Штайфф". Маргарет оказалась талантливой портнихой, и список её клиентов рос день ото дня. Перед Рождеством 1880 года она сшила восемь маленьких слоников-игольниц для подарков. Слоны были так красивы и так понравились покупателям, что вскоре после Рождества покупатели буквально осаждали мастерскую в надежде приобрести замечательную игрушку. С этого момента слоников стали шить в мастерской, как только появлялась пауза между основными заказами на изготовление одежды. Затем появилась идея продавать слоников на рынке в Хейденхейме. Так постепенно маленькая швейная мастерская превращалась в фабрику и неуклонно сдвигала приоритеты в сторону изготовления игрушек.

 

Стали расширять ассортимент игрушек - появились котята, щенки, розовые свинки. Энергия и целеустремленность Маргарет приносили свои плоды, хотя не трудно себе представить, как нелегко ей это давалось. В знаменательном для Маргарет 1892 году был напечатан  первый иллюстрированный каталог мягких игрушек. К этому времени коллекция включала фигурки обезьян, ослов, лошадей, верблюдов, кроликов, жирафов, мышей, а также слонов.

 

В 1902 году её племянник Ричард разработал новый тип мягкой игрушки - с подвижными лапами из мохерового плюша и стеклянными глазками.  Была опасность, что рынок не примет новых игрушек, так как их себестоимость была значительно выше предыдущих изделий. Был огромный риск в том, что финансовое благополучие компании будет поставлено под угрозу. Но на Лейпцигской ярмарке 1903 года медведь стал хитом!  Одна фирма по продаже игрушек купила все 3000 медведей на последней минуте. Маргарет и Ричард по результатам ярмарки получили золотые медали и высшую награду года - Гран-при. Медвежонок стал очень популярен в США, и мастерская едва справлялось с потоком заказов. Президент США Теодор Рузвельт, увидев немецких мишек, проникся к ним такой симпатией, что выступил в защиту живой природы, сделав это одним из направлений своей политики. Медведей перестали истреблять, и это принесло свои плоды. Если в 80-х гг. XX ст. в США насчитывалось около 160 000 экземпляров чёрного красавца (Ursus americanus), то теперь их около 750 000. Есть старая открытка, в центре которой силуэт президента Рузвельта, по бокам — умильные мордочки мишек и надпись: «Спасибо, Тедди». Считается, что с тех пор плюшевых мишек стали повсеместно называть именем Тедди.

 

Популярность Тедди-бэра была столь велика, что во избежание подделок фирма ввела дополнительный элемент в товарный знак: "Пуговица в ухе". С 1903 по 1907 год было сшито 1,7 млн. игрушек! Так началось победное шествие плюшевого мишки по планете, которое  могло не состояться, если бы маленькая девочка в инвалидном кресле не решилась, в один далекий и прекрасный день, изменить предопределенную ей судьбу.

Маргарет Штайфф  умерла  9 апреля 1909 года от пневмонии в возрасте 61 года. Её жизнь яркий пример того, что можно достичь мужеством, силой воли, и любящим сердцем, находясь даже в очень сложной ситуации.

 

В раскрытии темы помогут материалы сайтов:

 

Valid XHTML 1.0 Transitional CSS ist valide!